Dec. 21st, 2014

saag: (ухо)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] irenkaaa в Жесткая любовь (12 шагов для родственников-созависимых)

 У меня брат наркоман, даже не буду описывать это, просто настал момент когда уже мне и маме нашей нужна была помощь т.к. в своей "борьбе" мы довели себя до ручки(((
стала искать литературу по созависимости, сначала нашла эту книгу, но она больше для психологов, единственно в самом конце размещена данная методика. Выставляю ее здесь, вдруг кому-то поможет.
если у вас есть такая проблема, просто читайте как данность, не спорьте, а принимайте и действуйте, спасая себя Вы и своим близким поможите.
Взято из книги Емельянова Е.В. "Кризис в созависимых отношениях" читала вслух маме по несколько раз в день и процесс пошел))) 

 

ЖЕСТКАЯ ЛЮБОВЬ. МЕТОДИКА СОПРОВОЖДЕНИЯ СОЗАВИСИМЫХ, РАЗРАБОТАННАЯ АНГЛИЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ «РОДИТЕЛИ НАРКОМАНОВ»

Близкие, живущие рядом с человеком, пристрастившимся к нар­котикам, реагируют на изменение его поведения обычно одинаково: обиды, гнев, чувство виновности, нервные срывы, ощущение беспо­лезности и бессилия.

ЧУВСТВО ВИНЫ

Вся семья наркомана выбита из нормальной колеи жизни и страда­ет. Обычно родители ощущают ответственность за состояние ребенка и задают себе вопросы: «Где упустили? В чем наша ошибка?». Вопросы правомерные, но даже ответив на них, вы не найдете выхода из ситуа­ции. Самому же наркоману выгодно, что вы ощущаете себя виновны­ми, и он / она также прилипают к этой мысли: «Это вы во всем вино­ваты — никогда не понимали меня! Вы всегда только стремились по­давлять меня, командовать, унижать (или вам не было дела до меня и т. п.)». И все это еще больше усиливает чувство виновности родителей (или супруги).

 

ГНЕВ

Все в семье становятся раздражительными. Нет ничего удивитель­ного, что обычно уравновешенные и здравомыслящие взрослые под влиянием резко изменившегося поведения своего ребенка начинают говорить и совершать поступки, ранее им не свойственные.

В период психического срыва люди могут действовать как буйные сумасшедшие. Родители могут: упрекать, угрожать, обзывать, ругать, упрашивать, даже бить. Но ни одно из этих средств, конечно, не идет на пользу ситуации. Наркоман только ощущает угрозу и неприятие его близкими; эти чувства добавляют смятение к его ненормальному, боль­ному состоянию.

ВРЕДЯЩАЯ ЗАЩИТА СВОЕГО РЕБЕНКА

С целью защитить и уберечь от лишних неприятностей многие ро­дители сами раздают долги, сделанные наркоманом, звонят в школу или на работу и придумывают причины его отсутствия, лгут на звонки по телефону. Родители боятся, что наркоман навредит своей жизни, потому они пытаются вмешаться и исправить его поступки, исходя из лучших намерений. Возможно, многие, в первую очередь, думают и о своей репутации. Многие делают все это, движимые чувством винов­ности. Другим невыносимо видеть сына / дочь страдающим.

НАГРАДЫ ЗА ПЛОХОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Когда наркомана спасают и заглаживают его ошибки, именно этим родители усиливают его склонность продолжать поведение, которое уже привело его к беде. Ведь за свое плохое поведение он получает вознаграждение — сначала в виде кайфа от наркотика, а потом еще и облегчение всех последствий — на работе все улаже­но, долги — отданы, проданные вещи заменены новыми. Таким об­разом, «заботливые родители» сделали все, чтобы ребенок не столк­нулся с результатом своего поведения и не сделал бы выводов. Ребенок, которого постоянно прощают за то, что он / она пропускает, а потом и теряет работу / учебу, за то, что не исполняет обязанности по дому, за то, что теряет (а потом и ворует) деньги или вещи, прак­тикует в своей семье быть безответственным, непригодным к жиз­ни в обществе.                                                                                      ■ *

УХОДИТ ЛЮБОВЬ

В семье, где нарастает пристрастие к наркотикам, ощущается умень­шение чувств любви. Мы — только люди, поэтому зачастую любовь ваша обусловлена. Если любовь не вознаграждается ожидаемым, она угасает. Любовь живет любовью. Если же в ответ на любовь нет ничего хорошего, она становиться горечью.

НУЖНА ЖЕСТКАЯ ЛЮБОВЬ

Когда наркотики (включая и алкоголь) становятся для употребля­ющих их важнее по значению, чем его близкие, чувство любви под­вергается испытанию и, к сожалению, зачастую, злоупотребления по­степенно убивают любовь. Родители наркоманов, уже осознавшие гу­бительность своего поведения пособничества, выявили альтернативу такому поведению, это «жесткая любовь». Любить своего ребенка жес­ткой или суровой любовью — значит заботиться о нем настолько, что­бы уметь сказать ему «нет!» в ответ на злоупотребление, не вредить ему, но быть готовым обидеть обидчика.

Твердая любовь говорит наркоману: «Все, хватит. Мы отказы­ваемся вытаскивать тебя из проблем, которые ты создаешь себе сам; мы тебя любим и потому говорим тебе: хочешь страдать — страдай, не хочешь — ищи путь спасения». Когда родители найдут в себе силы и терпение осуществлять жесткую любовь, начинается несение от­ветственности каждым за себя и, следовательно, процесс оздоров­ления.

Это единственный шанс на избавление от болезни — нарко­мании, — которой поражены все члены семьи, в той или иной сте­пени.

12 ШАГОВ ЖЕСТКОЙ ЛЮБВИ

1. Я бессильна(лен) удержать сына / дочь от употребления наркоти­ков. Я обращаюсь в этом за помощью к любящему Богу.

Родители наркоманов, следуя программе «12 шагов», признают, что они бессильны перед проблемой наркомании, перед возможностью ис­правлять жизнь другого человека. Признать свое бессилие не на сло­вах, а на деле непросто. Большинство из нас просто ошеломит такая мысль — «Оставить ребенка один на один с проблемой». Ведь мы не можем отделить проблему сына или дочери от своей проблемы. «Я дол­жна что-то сделать с ним / ней. Если он / она еще не меняется, значит, я должна еще больше стараться», — считает мать наркомана. Родители убеждены, что дело еще в их руках, надо только сильнее ру­гать, угрожать, настаивать, упрашивать и т. д. И вдруг, первый шаг пред­лагает — «Оставить и признать свое бессилие».

Нас убеждают: ничего не надо делать, это напрасно пытаться убе­речь наркомана от критической ситуации, к которой он ведет себя сам. Нам же кажется, что совсем наоборот, именно мы должны и можем решить проблему сына /дочери. Поэтому только тогда, когда мы пол­ностью измучаем себя и истощим физические и моральные силы в поисках средств воздействия на наркомана, только тогда мы способ­ны прийти к смирению и признать — «мы не в состоянии его изме­нить, его болезнь сильнее нас».

Только в своем бессилии мы признаем, что не властны изменить решения другого человека (даже своего ребенка). Попытки управлять им / ею не дают никакого результата: ребенок все больше отдаляется от нас. Все, что здесь пишется, это просто логические выводы — это опыт других родителей. Они прошли до вас этим путем и они утверж­дают — дорога к оздоровлению начинается с Первого шага: Признаться в бессилии и «Отпустить». Сделать этот шаг легче, когда у вас есть по­нятие «Высшая сила» (или Бог).

Вы не просто отступаетесь от больного ребенка, нет, вы доверяете ее / его заботе любящего и Всемогущего Бога. Вы сами, конечно, не прекращаете любить и проявлять заботу, а только прекращаете давить, влиять, покрывать ее / его ошибки. Конечно, ваше живое сердце будет полно страхов, но преодолевать их Вы будете с Богом и другими людь­ми, у которых такая же проблема, как Ваша, но которые уже перешаг­нули черту отчаяния. Работая над собой, укрепляя дух, получая зна­ния о заболевании «наркомания», Вы будете расти и оздоравливаться, и это отразится на самом больном.

Признать свое бессилие — начало пути к оздоровлению.

2. Мой сын / дочь имеет индивидуальные потребности и чувства; я по­стараюсь бережно относиться к его / ее внутреннему миру.

В любом возрасте у человека есть свой ряд потребностей. Младен­цу нужны нежная опека, кормление и охрана. Дети нуждаются в за­щите, обучении, в честном и требовательном воспитании. Подросток должен увидеть и познать мир вне себя, почувствовать себя признан­ным себе подобными. Взрослому необходимо чувство собственной полноценности и цель жизни.

Человек в любом возрасте нуждается в удовлетворении основных потребностей, необходимых для его существования — еда, крыша над головой, одежда.

Кроме основных, есть и другие, не менее важные потребности че­ловека: желание быть признанным и желанньш. И еще веемы нуждаемся в душевном спокойствии относительно себя и других людей. Человеку трудно почувствовать потребность другого, если тот проявляет безраз­личие к нашим чувствам, да и к своим тоже.

Когда пристрастившийся к наркотикам ребенок начинает лгать, грубить, ловчить, вынуждать нас к чему-либо, мы огорчаемся, злим­ся, порой теряем равновесие и совершаем неблагоразумные поступ­ки. Когда он / она абсолютно пренебрегают своим здоровьем, сво­ей жизнью, будущим, родителям очень трудно заботиться о таком ребенке. Как же любить ребенка, который хитрит и врет, пропуска­ет занятия, съезжает «на двойки», «вылетает» из учебного заведе­ния, грубит дома, не помогает, не желает все обсудить — как его / ее любить?

Ребенок, становясь подростком, остро нуждается в ощущении соб­ственной значимости, в самостоятельности, поэтому он стремится не повиноваться нашему всезнанию и решению за него. В нарушении запретов он находит удовольствие, так как хотя бы это возвышает его в своих глазах и глазах друзей.

Нам трудно выносить, когда в поисках собственной значимости ре­бенок сворачивает на ложную дорогу и может навредить себе и дру­гим. Но нам необходимо понять, что потребности в самостановлении без нашего руководства насколько глубоки и сильны, что ребенок от­даляется от нас, чтобы не слышать наших наставлений, и попадает в беду. Возможно, понимание его отчаянной борьбы за свое место, за свое миропонимание и за свои чувства сделает нас более терпимыми и сострадательными.

3. Я также осознаю, что у меня есть собственные потребности и чув­ства, я ожидаю, чтобы мой ребенок также уважал и мои чувства и по­требности.

Принятие своих собственных потребностей оказывается порой го­раздо более трудным делом, чем признание потребностей другого. Близкие наркомана, живущие вокруг, забывают о своих проблемах, настолько его / ее беда вытесняет из жизни все другие мысли и заботы. Мы терпеливо смиряемся, когда наша потребность в отдыхе наруша­ется какофонией магнитофона или криками компании нашего воз­любленного чада. Мы расстраиваемся и выходим из рабочего или твор­ческого состояния, обеспокоенные звонком из школы или милиции.

Поведение же самого наркомана кажется совершенно лишенным уважения к потребностям и чувствам другого человека: он / она может позволить себе сказать всякие ужасные вещи, может разбудить среди ночи, может исчезать, не предупредив и т. п. Так что мы порой и сами забываем о своих потребностях и, вроде бы, стыдимся, вспоминая о них.

Многие из нас имеют привычку чутко откликаться на каждое тре­бование близкого (наших детей или других членов семьи), мы все де­лаем, чтобы никого не обидеть, чтобы всем было хорошо. К сожале­нию, хорошо почему-то не получается. Мы же с такой привычкой уго­дить всем совершенно забываем о своих потребностях и рано или поздно мы сгораем — доходим до физического и морального истоще­ния.

Мы забыли о том, что каждый из нас — это личность. Чтобы жить в умственном, психическом и физическом здоровье, мы должны удов­летворять свои личные потребности и настаивать на этом, если другие нам мешают. Если не делать этого, то альтернатива — болезнь, деп­рессия, угасание.

Но те, кто живут рядом с наркоманом, знают: ожидать и требовать уважения к себе — это все равно, что говорить со стеной. Мы даже не надеемся быть услышанными, поэтому единственный путь оставать­ся здоровыми — позаботиться о себе самим, перестать быть рабом кого-либо и чего-либо. Такое рабство осуществляется, когда мы отказываем­ся от своих человеческих прав на жизнь и счастье.

Необходимо научиться говорить «НЕТ!» или «ИЗВИНИ, НО МНЕ НУЖНО ТОЖЕ». Необходимо научиться устанавливать четкие преде­лы наших благодеяний для другого, доводить до сведения другого, что есть и другие со своими личными запросами, желаниями и правами.

Мы должны показать сыну / дочери наше новое уважительное от­ношение к собственной личности. Но мы не должны зависеть от его/ее одобрения, мы должны продолжать идти путем совершенствования зна­ний о себе, о заболевании. С принятием себя такими, как мы есть, с познаванием своих чувственных реакций на окружающий мир, с прак­тикой по исправлению больного в себе, мы приходим к душевному равновесию и здравомыслию.

4. Постараюсь сделать все, что от меня зависит, как от родителя, от­вечающего за своего ребенка.

Родительская ответственность — дело непростое. Нести ответствен­ность за совершенно безответственного ребенка — дело еще гораздо более сложное, порой и невозможное. Как часто живущие рядом с нар­команом срываются и ведут себя, как сумасшедшие, в ответ на пове­дение больного!

Всем нам, живущим рядом с наркоманом, знакомы эти отчаянные срывы. В принципе, здоровые, контролирующие себя люди, мы порой предпринимаем безумные шаги под влиянием страха или гнева на нар­комана. Доведенные до морального, физического или финансового кра­ха, мы обнаруживаем, что нам все труднее быть отвечающими за себя.

Очень часто эмоции брали верх над здравомыслием, и мы превра­щались в воплощение Саможалости, Гнева, Мстительности.

Любому нетрудно понять, что под мощным давлением таких чувств мы вели себя безответственно. Мы говорили про такие срывы: «Я была не в себе». Когда из-за наркомана начинает меняться наше поведение, это значит, что его / ее болезнь захватила и нас.

Беда началась с небольшого — с безответственного отношения к своим обязанностям — и вот это превратилось в большую проблему для всей семьи. Кажется, что все члены семьи утратили здравомыслие.

Итак, наше стремление вернуть нормальную жизнь себе и детям должно иметь дело с чувством долга, ответственностью. Не думайте, пожалуйста, что сейчас уже не до этого. Разумное, зрелое, взвешенное действие именно сейчас нужнее всего.

Конечно, учить ребенка несению ответственности за свои поступ­ки — это процесс длительный, выходящий за пределы того практи­ческого положения, в котором, вероятно, он / она сейчас находится.

Но прежде всего мы сами должны взять себя в руки, успокоить рас­шатавшиеся нервы, отбросить страхи завтрашнего дня, сосредоточить­ся на возможностях и надеждах дня сегодняшнего — в этом наш роди­тельский долг.

Да, мы сами сбились с ритма жизни, потерялись, зашли в тупик. Теперь — время выбраться на прочную почву, привести себя в поря­док, чтобы помочь больному ребенку.

5. Я ожидаю от сына / дочери участия в жизни семьи.

Такое утверждение вызовет, вероятно, злую усмешку или смех у тех, кто живет рядом с наркоманом. Ожидать, чтобы наркоман де­лал что-либо по дому — это просто глупо. Любой родитель ска­жет: «Я не могу даже представить, что он / она может действовать как нормальный человек. Ведь ему / ей нет ни до чего дела, лишь бы получить кайф. Даже если он / она обещает, я никогда не наде­юсь».

Да, к сожалению, все это на самом деле верно. Мы знаем на горь­ком опыте о безответственности наркомана, поэтому ждем от него / нее только плохого, только очередных душевных ран.

Тем не менее такая позиция — заранее отказываться от возможно­сти несения ответственности наркоманом — нам вредит. Ведь мы про­должаем отвечать за дела в доме. Мы бессильны повлиять на ее / его пристрастие, поэтому придется переносить все, что связано с поведе­нием наркомана.

Мы можем и должны допускать, чтобы наркоман испытывал на себе результаты своих неверных решений. Если же он делает все, чтобы по­пасть в беду, а мы тут же делаем все, чтобы беды не случилось, мы при­учаем таким образом к безответственности.

Мы можем и должны устанавливать пределы допустимого. Напри­мер, можно заранее условиться по поводу краж, шума, драк, компа­ний под кайфом в доме и многом другом. Если же ничего не оговорено и нет никаких требований, дом превращается в поле битвы, где каж­дую минуту могут раздаться взрывы.

Если пристрастившемуся к наркотикам его близкие позволяют жить рядом, значит, от него ожидают нормального к себе отношения. Роди­тели, нетребовательные и всепрощающие, обнаружив, что все их бла­гие усилия не приносят ничего хорошего, становятся обидчивыми и развивают непомерную жалость к себе.

Когда один человек делает что-либо вместо другого, он способ­ствует развитию у другого чувства депрессии, противодействия. «Доброжелатель» сам впадает в зависимость — потребность посто­янно делать что-то вместо другого ввергает в беду и себя, и близ­кого.

Поэтому очень важно для родителей сохранить хоть какую-то на­дежду ожидать, что наркоман способен нести ответственность за себя. Ждать многого — нереально, это ведет к разочарованию. Но ждать слиш­ком мало и ничего не требовать — это фактически приглашение садиться на шею с результатом, плачевным для обеих сторон.

6. Я постараюсь не быть злым и карающим родителем.

Ведья знаю, любому человеку приятно понимание, одобрение, пре­данность, и я попытаюсь видеть и хвалить каждую его / ее попытку отвечать за свои дела, слова, мысли.

Все мы оказались в нашем сообществе из-за того, что наш близкий пристрастился к наркотикам, его стиль жизни пошел наперекор дру­гим членам семьи. Мы с ужасом осознали, какие резкие изменения произошли с личными качествами сына / дочери из-за употребления наркотиков. Те, которых мы знали как добрых, отзывчивых и умных, вдруг превратились в монстров, постоянно лгущих, издевающихся, ворующих, и все ради желания получить свое удовольствие.

Нам кажется, что весь мир перевернулся с ног на голову. Неудиви­тельно, что мы стали раздражительными и злыми. Как же мы хотим выдернуть корни зла, разъедающего наших любимых! Но, к сожале­нию, мы давим не туда, вместо причины мы терзаем жертву. Всю силу ненависти к наркотикам мы направляем на того, который страдает от этой болезни. Печально, но факт — начавшись с нашего близкого, болезнь повредила и нас. В круг беды втянута вся семья наркомана.

Если мы еще способны спокойно рассуждать, мы должны понять: обида и гнев — не лучшие помощники в поисках выхода. Нам необхо­димо душевное равновесие, чтобы думать и принимать правильные решения.

Находиться в психически плачевном состоянии — значит вредить нашему больному. Если мы считаем, что «так ему и надо!», — мы отка­зываемся от желания его выздоровления. Ведь показывая своей жиз­нью пример несчастливой судьбы, мы как бы оправдываем желание наркомана бежать от этой жизни.

Более полезный и здравый подход к наркоману — это использовать воз­можности похвалы, одобрения, поддержки. Это особенно важно, ког­да мы заметили попытки наркомана вырваться из губительной сети и вернуться к нормальным людям. Многие из нас недооценивают такие простые вещи, как улыбка, доброе слово, ласка.

Сейчас мы настолько встревожены и озабочены, что просто боим­ся стать дружелюбными. Много раз мы горели на попытках быть лю­бящими, так что теперь мы сдержанны. И все-таки многое все еще за­висит от нас: сумеем ли мы преодолеть в себе боль, страхи, обиды, от­чаяние. Мы должны показать своему ребенку пример, как нести ответственность за свою жизнь, за свое счастье, как стать человеком, способным принимать от других участие, так же, как и дарить его. Поэтому, если Ваши положительные примеры вызовут хоть какие-то небольшие изменения, это стоит Ваших усилий переменить тактику — перестать быть гонителем и стать другом. А в принципе, кому же по­мешает, если из злого, нетерпимого, раздражительного Вы станете добрым, терпимым, принимающим разумные решения.

7. Постараюсь быть реалистичным в своих претензиях к больному сыну / дочери. Но я также стану отдавать себе отчет в своей обязанности уста­новить рамки допустимого поведения в доме для него / нее.

Чтобы наши требования к наркоману были реалистичными, от нас требуются усилия. Ведь нам предстоит глубоко осознать, что живущий рядом — это больной человек со смещенными понятия­ми и чувствами. Мы можем наблюдать, как он «меняет лица», де­монстрируя то жалкое, подавленное состояние, то враждебность, напор, жестокость, то неестественное дружелюбие, разговорчи­вость. Все эти резкие смены поведения зависят от биохимическо­го состояния, связанного с дозой наркотика. Таким образом, жизнь семьи становится также зависимой от перепадов поведения при­страстившегося.

Каким же образом нам удастся быть реалистичными в ожиданиях и требованиях? Мы просто должны сохранять эти надежды, должны устанавливать границы и правила и требовать их соблюдения. Иначе мы отдаем свой дом для воцарения хаоса, связанного со злоупотреб­лением наркотиками.

Программа «12 шагов» призывает признать свое бессилие в попыт­ке управлять или исправлять жизнь другого человека. Но программа вдохновляет нас — мы имеем права и возможности изменить к лучше­му себя и свою жизнь.

Термин «жесткая любовь» напоминает нам, что у нас есть право наличную жизнь, есть свои потребности, которые необходимо удов­летворять. Мы вправе иметь спокойный и надежный кров. Мы впра­ве отказаться от беспокойных ночей из-за телефонных звонков, зву­ков музыки и криков, стуков (список может быть длинным). Мы имеем право определять, что нам неприемлемо в поведении близко­го, хотя это не должно наносить ему оскорбления. Мы все имеем пра­во сказать «Нет!» любому безрассудному требованию наркомана. Наш родительский долг — установить границы допустимого и быть неук­лонными.

Очень часто психологическая потребность быть любимыми делает из нас мягких потакателей, и мы терпим то, что вредит нам.

Ожидать невозможного не стоит. Но необходимо уважать себя на­столько, чтобы запретить другому пренебрегать нами, злоупотреблять, держать нас в рабстве. Если мы не возьмемся за восстановление своих прав и достоинств, будем пренебрегать родительским долгом, то и дру­гие станут пренебрегать нашими правами до тех пор, пока мы оконча­тельно не утратим человеческое лицо.

8. Я знаю, человек не может быть совершенным, поэтому я не стану ожидать максимально хорошего, как от себя, так и от наркомана. Прило­жу усилия, чтобы честно анализировать свои недостатки и ошибки, буду стремиться стать лучше.

Многие из нас уже натерпелись от людского несовершенства. А как бы хотелось, чтобы люди вели себя как ангелы! Но ведь пока поведе­ние других не задевает лично нас, мы терпимо относимся к людским недостаткам.

Есть и исключения из этого, когда мы пытаемся давать оценку себе и нашим близким, живущим рядом. Порой мы безразличны к какому-то изъяну у большинства людей, но в себе этот недостаток доставляет нам много досады.

Многие родители наркоманов несут острое чувство вины и несос­тоятельности за то, что ребенок стал безответственным и несчастным. Нам стыдно, мы страдаем, спрашиваем себя: где упустили? каким по­ступком или словом нанесли рану? Родителям свойственно брать всю тяжесть положения на себя.

Осуждение и обвинение себя делу не поможет. Да, конечно, чест­ное признание в своих неверных ориентациях, привычках, отноше­ниях — это хорошо. Но теперь, когда жизнь ребенка в опасности, не­обходимо осознать, что восстановление самообладания, своих личных достоинств — это дело спасения и себя, и ребенка-наркомана.

Тот же подход мы практикуем и к наркоману. Разумеется, он далек от совершенства в своих привычках и поступках. Не будем ожидать нереального. Но надо быть внимательным и не пропустить попытки наркомана приложить усилия в сторону положительных перемен. Тогда от нас потребуется забыть обиды и разочарования, решая только са­мые насущные проблемы дня или даже текущего часа, без ожидания совершенства от себя, другого члена семьи и самого наркомана.

9. Я знаю, что большинство родителей (или другие члены семьи) склон­ны спасать детей из бедственных ситуаций, которые дети создали сами. Я понимаю, что несение ответственности за другого человека не несет помощи ему, а, наоборот, ослабляет. Я буду стараться, чтобы ребенок нес на своих плечах последствия своего поведения, своего неверного выбора.

Когда наркоман в беде, вполне естественно, что члены его семьи начинают принимать все меры по спасению. Уберечь от страданий, от трудностей — цель любящих людей. Чтобы вытянуть бедолагу из беды, мы уже потратили немало денег. Конечно, в каждом конкретном слу­чае только сам человек решает свою проблему — как помочь близкому в беде. Но необходимо научиться анализировать свое неверное пове­дение, замечать, как отработаны определенные нездоровые взаиморе­акции, как вредит всем наше «спасательство».

Не испытав физического или морального страдания, наркоман не видит повода что-либо менять в своей жизни. Ведь наркотик дает удо­вольствие, облегчение жизни — зачем от этого бежать?

Когда мы отступаем в сторону, осуществляем так называемое отде­ление от его проблемы, то мы допускаем, чтобы в жизни наркомана произошли негативные последствия его поведения. Только это может заставить его начать искать путь к спасению. Его собственное жела­ние необходимо.

Нам кажется, что мы пытаемся помочь, движимые чувством люб­ви. Нам хочется сделать его сильнее, освободить от смертоносной за­висимости. Но, к сожалению, результат нашей помощи противополо­жен: мы мешаем ребенку развить самостоятельность и ответственность за свои решения, мы ослабляем его.

Наша программа напоминает нам: чтобы оказать истинную помощь наркоману, надо позволить ему страдать. Только страдание даст ему толчок к росту.

10. Каждый должен нести свой груз. Я приложу все силы, чтобы со­противляться своему желанию быть с наркоманом «в паре», «в одной игре». Когда я попадаюсь на его уловки, это ведет меня к злым обидам, а ему дает повод бежать от меня дальше.

Многим людям для того, чтобы повысить чувство собственной зна­чимости, нужно проявить какое-либо участие в жизни других людей. Таким образом мы становимся зависимыми от окружающих, от их оце­нок, и мы теряем самоуважение.

По той же схеме развивается отношение с наркоманом. По мере роста его зависимости от наркотиков он все чаще начинает злоупот­реблять близкими, вынуждая их делать то, что он должен делать сам. Обычно наркоман прекращает зарабатывать денежные средства, пре­красно устраиваясь за счет работающих родственников.

Ничего удивительного, что он устраивает сцены возмущения, ког­да родные не представляют ему желаемых вещей. Он упрекает в не­любви, жадности, несовременности и тому подобное. И чаще всего мы сдаемся, уступаем, делаем то, о чем позже жалеем. Возможно, к этому нас толкает не покидающее чувство своей вины.

Сопротивляться желанию наркомана быть зависимым от нас до­вольно трудно. Наши благие намерения, наше чувство вины, желание угодить помогают наркоману манипулировать нами, и таким образом еще больше усиливать взаимозависимость. И вместе с его зависимос­тью от нас растет его недовольство нами.

Сначала это не видно. Когда мы делаем что-то для него, мы рас­считываем, что это сделает его счастливым и благодарным нам. Но почему-то ребенок, наоборот, становится все более враждебным. Когда мы регулярно делаем что-то вместо него, у наркомана нарастает пре­зрение к себе. Он начинает ненавидеть тех, кто вызвал такие чувства собственной беспомощности.

Таким образом, все, что мы можем дать наркоману, идет ему во вред. От нас же требуется твердость, непреклонность, способность сказать «Нет!». Мы должны научиться мужественно отказываться принимать участие в падении наркомана, в его неуважении к себе.

11. Я знаю, что единственным человеком, за которого я могу нести ответственность, являюсь я сам. Это нелегко. Но я постараюсь сделать все, на что способен, чтобы своими чувствами, поступками и мыслями не наносить вред себе и близким. Я способен справиться с чувствами жало­сти к себе и обиды.

Есть вещи, которые мы не в состоянии делать за другого человека, например, дышать или стыдиться. Из горького опыта жизни мы убе­дились, что мы не можем удержать другого от употребления наркоти­ков или от терпимого отношения к плохому поведению. Разумеется, существует множество моментов, когда мы можем и должны оказать ближнему поддержку и помощь. Но делать за другого то, чему он дол­жен научиться сам, все равно, что вредить.

Момент отделения имеет жизненное значение для больного нар­команией. Мы учимся новому отношению к проблеме: перенести центр внимания с поведения и привычек наркомана на свои.

У нас будет достаточно работы, когда мы возьмемся за себя. Зада­ча, которую мы должны решить прежде всего — вернуть себе психи­ческое и моральное здоровье. Этому способствует наше отделение.

Мы приняли свое бессилие над наркоманией, смирились с тем, что бессильны изменить другого.

Теперь мы направляем все свои силы на то, что нам подвластно — на самих себя. Стремимся стать уравновешеннее, приобрести новые положительные качества, так необходимые в наших обстоятельствах. Мы прекращаем ругаться, угрожать, читать мораль — делать то, что заставляло других избегать общения с нами. Мы оставляем привычку жалеть себя и обижаться — этим мы только вредим себе и другим. Мы стремимся выработать новое отношение к наркоману: «Я не могу из­менить его, я позабочусь о себе, чтобы жизнь стала лучше». Такое от­ношение пойдет на пользу мне, семье и наркоману.

12. Я нуждаюсь в людях, и я им нужна.

Всем понятно, что любому человеку нужны другие люди. Наше место в обществе зависит от действий других людей, даже неизвест­ных нам: продавщицы булочной, оператора-телефониста, водителя транспорта. В своей семье мы зависим от своих близких, начиная с настроения и кончая способностью выжить.

Когда мы приобретем новые знания и способности, когда лучше узнаем себя и научимся правильному отношению к наркоману, хотя мы и не будем совершенны, мы уже приобретем какой-то опыт, уже продвинемся в лучшую сторону в борьбе за себя и свою жизнь, мы по­делимся этими знаниями и этим опытом с теми людьми, которым это будет необходимо


Profile

saag: (Default)
saag

March 2015

S M T W T F S
1 234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 10:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios