saag: (стихера)
"и не введи нас в напасть/во искушение,
но избави нас от неприязни/от лукаваго".

притом, "от лукаваго" - это про "лукавое" или про "лукавого"?

особо ценную для меня ветку выделяю ссылкой:
http://platonicus.livejournal.com/523549.html?thread=5824029#t5824029

а целиком - вот, перепост:

Оригинал взят у [livejournal.com profile] platonicus в post
Интересно, а манера различать грависъ и акутъ, ставя ударенiя въ русскомъ, долго ли продержалась? У Хераскова еще такъ, причемъ грависъ только въ абсолютномъ исходѣ слóва: «словà», но «потóмъ» - т.е. еръ какъ бы считается за гласную (по славянскому образцу, разумѣется).
Вообще хорошiй примѣръ на всякаго рода слѣды прошлаго въ языкѣ, можно въ какую-нибудь популярную книжку вставить.

saag: (ухо)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kir_a_m в А вы боитесь за будущее русского языка?
Я лично за будущее русского языка не боюсь, это мощный организм. Я боюсь за будущее носителей русского языка, т. е. за нас с вами...


Страшны не заимствования, а забвение текстов классики

Александр Кравецкий, кандидат филологических наук старший научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН:


Фото Анны Гальпериной
На такой вопрос отвечать сложно, поскольку язык — явление живое. Поэтому современникам обычно не понятно, что способствует его разрушению, а что — развитию. Уже не раз столицы вдруг наполнялись носителями диалектов, так что казалось, что литературной норме грозит опасность. А, например, в Петровскую эпоху, когда в язык вошло огромное количество заимствований, — это вызывало у тогдашних ревнителей словесности чувство ужаса. В итоге — 90% из этого потока заимствований ушло, а оставшиеся 10% стали частью русского языка.

Read more... )

saag: (Оссиан)
у нее замечательный язык: честный и точный. наверное, можно в каком-то отношении сравнить его с языком проповедей митрополита Антония Блюма. не перестаю радоваться, что Бог дает нам такого поэта и ученого. и мне - такого учителя. пожалуй, никто не мог бы помочь мне в постоянно интересующей меня теме лучше, чем она: поэт, переводчик, филолог, знаток славянского фольклора и церковной традиции (церковнославянских текстов!). исключительно редкое сочетание знаний. моя тема - это апология церковнославянской литургической поэзии. я тысячу раз недостойный апологет, но я надеюсь с Божией помощью успеть сделать хотя бы часть от того, что мог бы, будь я подлинным рыцарем науки (как сама О. Седакова, как М. Л. Гаспаров, как новопреставленный Виктор Маркович Живов).

сейчас, после годового перерыва, готовлю статью все о том же: о столь же ошибочном, сколь расхожем пренебрежительном отношении научно- и околонаучно-церковного сообщества к церковнославянскому наследию - священному сокровищу русской (не только церковной) культуры. вернее, не так: статья, на самом деле, - это робкая попытка описания неописуемого, с трудом осознаваемого - звуковой мелодики византийских литургических текстов, к точной передаче которой стремились преславные средневековые славянские книжники в своих переводах. а ныне точность ценится другая - глухая.

здесь никак не обойтись без базового разговора о природе и исключительной миссии поэзии в мире (пусть даже никто слушать не захочет - пока возможно, надо говорить). а сегодня в России лучше Ольги Александровны об этом никто не скажет.
разыскать цитаты стоило трудов (даром что все они, кроме одной, которую уже приводил много раньше взяты из одной книги). и теперь, чтобы не растерять, я их сюда все разом и накидаю.

Ольга Седакова. Четыре тома. Том 3. Poetica / М., Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2010, 585 с.

«В целомудренной бездне стиха». О смысле поэтическом и смысле доктринальном. С. 127-140:
Поэтический смысл и поэтическая плоть, то, что называют формой, в самом деле целомудренны, то есть потаенны, сокровенны. Они являются нам, не покидая при этом своей родной глубины, «целомудренной бездны», являются, не даваясь в руки, – и другими быть не могут: это не одно из «свойств» поэзии, а сама ее природа. При этом, говоря «поэзия», я имею в виду не только одну ее сторону, авторскую, то есть само создание стихов или свод уже созданных поэтических вещей, но в неменьшей мере – восприятие поэзии, опыт ее читателя и толкователя (с. 138).

Немного о поэзии. О ее конце, начале и продолжении. С. 141-146:
Разговор о поэзии <…> можно начать с любого места. И уже в этой произвольности исходной точки – один из первых уроков поэзии: урок преобразования пространства.Read more... )

Кому мы больше верим: поэту или прозаику? С. 158-165:
Высказывание поэта состоит не из слов – а из фантастической законности их явления и соединения. <…> Опровергать их нелепо – потому что в таком случае надо опровергать не смысл их, а саму их плоть, звук, место этого звука в общей звуковой цепи <...>. Эти «большие слова» не значат что-то: они просто есть что-то. И реальность их существования поражает.Read more... )

Вокализм стиха. С. 177-193:
Поэт соблюдает – в этом наше убеждение – причем соблюдает, по всей видимости, бессознательно – некоторые общие законы «звукоряда»: законы, нигде эксплицитно не изложенные. В неосознанности, неотрефлектированности законов стихового звукосложения – их основное отличие от элементарных правил метрики. <…> Автор, скорее всего, сам не знает, какому композиционному императиву он в этом случае подчиняется. Контролировать это движение сознание не успевает. Задание звучит так: иди туда, не знаю куда… Но ошибка на этом пути мгновенно опознается.
Read more... )
saag: (ухо)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kir_a_m в Все тонет в цинизме
Очень больная тема. Так можно ли видеть реальность, говорить правду - и не стать при этом циником?..


В своем блоге в Фейсбуке поэт, публицист Ольга Седакова написала «…все тонет в фарисействе, — („Стихотворения Юрия Живаго“). В наше время немного по-другому: всё тонет в цинизме. И ТАК тонет, что кажется, что уже потонуло». Запись вызвала много откликов, и Правмир попросил Ольгу Александровну подробнее рассказать, что она имела в виду.

Мне не хотелось углубляться в эту тему. Во-первых, о плохих вещах думать неприятно — и вообще говоря, о них нечего думать. Они принадлежат небытию, а ум, по старинному философскому убеждению, может созерцать только вещи бытийные. Я люблю думать о том, что прибавляет жизни, а цинизм ее заглатывает, всю и разом, как удав. После цинизма уже ничего нет, как сказал С. С. Аверинцев. Точнее, он сказал так: «А на смену цинизму не приходит больше уже ничего». Его анализ начального стиха Первого псалма я перескажу в дальнейшем.

Другая причина, по которой мне не хочется задерживаться на этой теме, — это даже не предчувствие, а уверенное знание о том, какие отклики могут вызвать мои рассуждения. Многие из них я уже слышала, и не однажды — каждый раз, когда говорила о чем-то как о явлении цинизма. Как правило, со мной решительно не соглашались, считая то, что я называю циничным (какое-то высказывание, реплику, убеждение), вовсе не циничным, а «нормальным» — или даже «реалистическим», «трезвым», «взрослым».

У нас принято так думать: уж лучше цинизм, чем… Чем множество вещей: романтизм; догматизм; наивность (пресловутая «святая простота»)… Говорят о «здоровом цинизме» и даже об «обаятельном цинизме». Помню, выходила книга стихов под названием «С необычайным цинизмом» — что, видимо, означало: бесстрашно и правдиво, вопреки всем предрассудкам.
Read more... )

saag: (скрипка)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kir_a_m в In Memoriam. Филолог и историк Виктор Живов (1945 – 2013)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] igorkurl в In Memoriam. Филолог и историк Виктор Живов (1945 – 2013).

О нем: http://ru.wikipedia.org/wiki/%C6%E8%E2%EE%E2,_%C2%E8%EA%F2%EE%F0_%CC%E0%F0%EA%EE%E2%E8%F7

Некролог:

Скончался филолог и историк культуры Виктор Живов

Сегодня скончался выдающийся российский филолог и историк культуры Виктор Маркович Живов.

Ученый родился в Москве 5 февраля 1945 г. в семье переводчика и литературоведа М.С. Живова. Окончил Отделение структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ. Занимался структурной типологией языков и фонологией; кандидатская диссертация «Типологический анализ синтагматического функционирования признака звонкости» защищена в 1977 г.

С середины 1970-х гг. основная область научных интересов В. М. Живова — история русского литературного языка в её внешних (культурная и языковая ситуация) и внутренних (историческая морфология, орфография) аспектах, в особенности — роль церковнославянской традиции на разных этапах развития русского литературного языка. В работах по орфографии ранних восточнославянских письменных памятников реконструирутся основные правила, которыми руководствовались писцы при копировании церковнославянских текстов, исследуются проблемы орфографической нормы (см., например: Живов В.М. Восточнославянское правописание XI—XIII века. М. : Языки славянской культуры, 2006. 312 с. (Studia philologica)).

Ряд работ Виктора Живова посвящён истории русского языка и культуры в XVIII веке: докторская диссертация 1992 г. «Лингвистические теории и языковая практика в истории русского литературного языка XVIII века», монографии 1990 (Живов В.М. Культурные конфликты в истории русского литературного языка XVIII — начала XX века. М. : ИРЯ АН СССР, 1990. 272 с.) и 1996 гг. (Живов В.М. Язык и культура в России в XVIII веке. М. : Языки русской культуры, 1996. 591 с. (Язык. Семиотика. Культура)), истории древнерусской литературы, истории русской литературы XVIII века, церковной истории и др. Подготовил издание ранних трудов известного специалиста по литературе XVIII в. – Г.А.Гуковского.

Виктор Живов был участником Тартуско-Московской семиотической школы. Впоследствии отчасти дистанцировался от нее.

Важное место в поле его интересов занимали исследования религиозной культуры (Живов В.М. Святость : краткий словарь агиографических терминов. М. : Гнозис, 1994; Живов В.М. Разыскания в области истории и предыстории русской культуры. М. : Языки славянской культуры, 2002, Живов В.М. Из церковной истории времён Петра Великого : исследования и материалы. М. : Новое литературное обозрение, 2004.). В этом ряду была и лекция, прочитанная Виктором Марковичем в цикле «Публичные лекции «Полит.ру»» - "Русский грех и русское спасение".

До 2001 г. ученый был профессором МГУ. С 1995 года - профессор Отделения славянских языков и литератур Калифорнийского университета в Беркли (Калифорния, США). До самой смерти Виктор Живов был заместителем директора по науке и заведующим сектором истории русского литературного языка Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН.

(По ссылкам ниже – статьи В.М. Живова на Полит-ру).

http://polit.ru/news/2013/04/18/zhivov/

Одно из последних интервью Живова на сайте «Православие и Мир» (рассказ о своей биографии, о научных трудах, о религиозности и др.).

http://www.pravmir.ru/viktor-zhivov-o-literaturnyx-biografiyax-evangelii-v-sovetskix-xrestomatiyax-i-simpatichnyx-90-x-foto-video/

Живов о святости и грехе в программе о. Якова Кротова «С христианской точки зрения» на Радио Свобода: http://krotov.info/library/17_r/radio_svoboda/20090725.htm

Из трудов Живова в интернете:

Святость. Краткий словарь агиографических терминов

Разыскания в области истории и предыстории русской культуры

О превратностях истории или о незавершенности исторических парадигм

Публицистические статьи В. М. Живова в проекте «Журнальный зал»

Научные работы В. М. Живова в сети

Сб. статей: Живов В.М. Разыскания в области истории и предыстории русской культуры. М.: Языки славянской культуры, 2002.

"Мистагогия" Максима Исповедника и развитие византийской теории образа. С. 15-39.

Религиозная реформа и индивидуальное начало в русской литературе XVII века. С. 319-343.

Церковные преобразования в царствование Петра Великого. С. 364-380.

Маргинальная культура в России и рождение интеллигенции. С. 685-704.

Два пространства русского средневековья и их позднейшие метаморфозы

Язык и революция. Размышления над старой книгой А. М. Селищева

Телепередачи с участием Виктора Живова на youtube

https://www.youtube.com/results?hl=ru&gs_rn=9&gs_ri=psy-ab&tok=ilHIVVHEpQMh988nUQ9pyQ&suggest=p&pq=%D0%B2%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80+%D0%BC%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87+%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%B2&cp=7&gs_id=3&xhr=t&q=%D0%B2%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80+%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%B2&newwindow=1&bav=on.2,or.r_cp.r_qf.&bvm=bv.45368065,d.bGE&biw=819&bih=340&wrapid=tljp136623747556100&um=1&ie=UTF-8&gl=RU&sa=N&tab=w1


saag: (скрипка)
http://www.colta.ru/docs/20097

выдающийся лингвист, добрый христианин, профессор, горячо любимый всеми без исключения студентами.
мой дорогой научный руководитель. он прощал мне ненаписанные курсовые работы, помог написать диплом на тему: "повторение предлогов в русских летописях" ("видите ли, Алеша... я думаю, вам нужен диплом... который вы напишете. а вы по-французски не читаете? есть одна книга - это несложно, там только термины... ну, нет так нет, ладно...").
он поверил в тему, которой дерзаю заниматься сейчас, и придумал ей название: поэтические структуры в церковнославянских литургических текстах.
дорогой Виктор Маркович! простите мне мое нерадение - и помолитесь обо мне грешном у Престола величествия на высоких!
Царствия Небесного, вечная память!
saag: (нищий поэт)
как уже рассказал ранее, в конце декабря (кажется, в день своего рождения, 26-го), Ольга Александровна была удостоена премии «Мастер» за поэтические переводы.

текст своего слова на церемонии вручения О.С. предложила прислать мне в ответ на мои ей печали о современном состоянии церковнославянской филологии. стоит ли говорить, что этот знак солидарности я принимаю с великой благодарностью!
вот этот текст:

«

Премия «МАСТЕР»


С радостью и благодарностью я узнала о том, что Гильдия переводчиков удостоила меня этой высокой награды. Никакое признание не дорого так, как признание коллег, мастеров своего дела. Спасибо вам.

Премия присвоена мне за перевод поэзии, и поэтому я позволю себе сказать несколько слов об этом драматичном и странном занятии – переводе стихов, вещи по многим причинам практически невозможной: и при этом почти такой же древней, как сама европейская поэзия. Во всяком случае, начиная с римских авторов (греки без этого обошлись) все поэтические традиции омывались морем переводов, переложений, подражаний иноязычным образцам. Из этого моря выходили на сушу нового языка не только темы и жанры, но и ритмы, строфы, – все навыки работы со звуком и словом.

Образ моря и суши пришел мне в голову не для метафоры – слишком незатейливой в таком случае. Дело в том, что переводчик стихов переводит (воссоздает) не языковой текст, то есть, вовсе не текст, состоящий из слов, организованных по каким-то внешним формальным принципам. Статистический переводчик, вероятно, именно такой текст и переводит. Но дело состоит в том, что слова стиха, слова стихотворения – это другие слова. В них не только «суша» языкового смысла, но еще и вольная стихия ритма смысла, смысловой музыки, которая и делает поэзию поэзией. Франсуа Федье, французский философ, тридцать лет переводивший 12 стихотворений Гельдерлина, нашел прекрасное определение для этой не совсем языковой природы поэтического слова. Он говорит: в поэтическом слове есть вираж, поворот: только таким образом делается шаг через цезуру. А цезура встречает нас на каждом шаге. Поэтическая речь, как и музыкальная речь, переживает время, и, в отличие от обыденной речи, знает, как драматично время, как отнюдь не само собой разумеется, что за чем-то последует еще что-то. Между каждым прошлым и каждым будущим располагается эта цезура, своего рода невозможность продолжения, которая преодолевается только таким, виражным способом. Стихотворное слово относится не к соседнему слову, а к целому. К целому стиха, целому стихотворения – и, наконец, к целому поэзии как таковой. И речь идет не о каком-то особом, редком или новом слове, а о самом простом, таком, как «дерево» или «свет», которые в смысловом ритме Рильке – одно, а в смысловой музыке Элиота – совсем другое. Они появятся у каждого в разных местах, совершая разные виражи. Вот в верности этой смысловой музыке я и вижу задачу переводчика стихов. Тогда мы услышим не «переводной текст», не имитацию, удачную или не очень, а живое открытое высказывание, то, что называют голосом автора.

Мне всегда хотелось переводить тех поэтов (независимо от языка, на котором они писали, и времени, когда они жили), у которых переживание поэтической природы поэзии самое напряженное. Таких я люблю – и мне хочется передать мою любовь к ним русскому читателю. Мне хотелось переводить поэзию, а не пересказывать ее своими словами, соблюдая размер и рифму (или их отсутствие): то есть дать поэзии сказать свое по-русски, а не заменять ее взволнованную речь чем-то более знакомым и привычным.

Вот совсем вкратце моя переводческая задача.»
saag: (Default)
в рамках очень полезной для меня дискуссии с юзерами overtakenbyjoy и resonata (см. "самый верхний пост" и изв. за убогость ссылок - пишу из убогой мобильности, а отложить боюсь: ну как забудется тема?) затронули пс. 17 ст. 27: "и со строптивым развратишися"
из этой мобильности тесной попытался закачать рисуночег - график вокализма стиха. сравнение симметричных структур в греческом - и в цславянском:
http://pics.livejournal.com/saag/pic/0000ky7e/
несмотря на то, что спутаны некоторые детали (например, resonata уточнила, что в слове strevlu ударение - на последнем слоге), графики показывают удивительное по красоте соответствие отражений - как внутри каждого из текстов, так и между греческим и цславянским.
обаче открывается ли ссылка? Русь, дай ответ! :)
saag: (Оссиан)
в связи с последними дискуссиями: здесь и здесь.  поразительно, но факт: "азы" не пройдены. в связи с чем "буки" выглядят слишком уж угнетающе.
вывод: читать "азы" снова и снова.

С. С. Аверинцев:

"Так называемая форма существует не для того, чтобы вмещать так называемое содержание, как сосуд вмещает содержимое, и не для того, чтобы отражать его, как зеркало отражает предмет. «Форма» контрапунктически спорит с «содержанием», дает ему противовес, в самом своем принципе содержательный; ибо «содержание» —  это каждый раз человеческая жизнь, а «форма» — напоминание обо «всём», об «универсуме», о «Божьем мире»; «содержание» — это человеческий голос, а «форма» — все время наличный органный фон для этого голоса, «музыка сфер». Содержание той или иной строфы «Евгения Онегина» говорит о бессмысленности жизни героев и через это — о бессмысленности жизни автора, то есть каждый раз о своем, о частном; но архитектоника онегинской строфы говорит о целом, внушая убедительнее любого Гегеля, что das Wahre — это das Ganze1. Классическая форма — это как небо, которое Андрей Болконский видит над полем сражения при Аустерлице. Она не то чтобы утешает, по крайней мере, в тривиальном, переслащенном смысле; пожалуй, воздержимся даже и от слова «катарсис», как чересчур заезженного; она задает свою меру всеобщего, его контекст, — и тем выводит из тупика частного.

(Честно говоря, если я вижу в чем религиозную ценность пушкинской поэзии, так уж не столько в учтивом ответе владыке Филарету или в переложении преп. Ефрема Сирина, сколько в неуклонной верности контрапункту, в котором человеческому голосу, говорящему свое, страстное, недоброе, нестройное, отвечает что-то вроде хора сил небесных — через строфику, через отрешенную стройность ритма. Старые поэты — всё больше грешники, но вящий грех и притом непроходимая глупость — пытаться словить их поэзию на слове, потому что в ней-то всегда есть не только слово, но и тайный, потому что метасловесный, музыкальный ответ на слово; кто имеет уши, пусть слышит этот ответ, а кто не имеет, пусть воздерживается от чтения стихов. «А вот он, гад, сам сказал то и то! Вот где он проговорился!» Да, сказал, да, проговорился, — и ритм дал на все свой ответ. С некоторым преувеличением рискнем сказать, что когда мятеж и отчаяние выражают себя в такой безупречно дисциплинированной и притом живой форме, как у Пушкина, — это почти так, как когда псалом принимает вовнутрь своего пространства слова безумца, как известно, сказавшего: «несть Бог», — и тем преодолевает их.)"

1 Истинное... Целое (нем.). (Примеч. ред.).

(Из статьи "Ритм как теодицея", 2001 г.)


saag: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] igumen_aga в В начале было слово и это слово было - конец!
‎"У начала была слова и слова была канец," - написал мой 5-летний сын Ваня" - сообщает на Facebook Андрей Золотов.
Честное слово, эта строчка сделала мой день. <...>
UPD: а, если поставить точку, то смысл меняется: "У начала была слова и слова была. Канец".

дети бывают такие молодцы! очень глубоко сказано! :) 
особенно если учесть, что слова "начало" и "конец" - исконно однокоренные, с чередованием к/ч и носовых гласных о/е: *кон/*чен.
'кон' - угол, точка, веха: хочешь - от нее пляши, и тогда это начало. а хочешь - к ней, тогда - конец. "альфа и омега", одним словом :)
saag: (Default)
иногда в процессе обмена коментами всплывают разные штуки в памяти. вот и сейчас. решил вынести в пост. эх, время!..

лет 15 назад было очень милое эссе в «Общей газете» - о рефлексии, мешающей пишущему писАть. запомнилась только пара силлогизмов оттуда.
первый - что алкоголизм по симптоматике может напоминать гомосексуализм. мужики нежно обнимаются, целуются и орут: «да на хрена нам эти бабы!»
а второй помню не так отчетливо. что-то вроде того: никто так не раним и неуверен в себе, как пьющие люди и дети. а культурная ситуация такова, что писать вынуждены, в основном, филологи - то есть пьющие дети.

о обаяние 90-х!
неужели и по нынешним годам мы когда-то будем ностальгировать?..
saag: (нищий поэт)
вчера разговелся. последнее время я на жесткой диете - и не зря. ох, не в коня корм не надо было мне мясом наедаться. сон хуже, проснулся, будто с похмелья, внимания на молитве никакого... 
 
кстати вот, по поводу понятности церковнославянского: открыл апостольское рядовое  зачало (в цсл книге) - так три раза его перечитывал! все вроде понятно, но общий смысл - парит, а в уме никак не оседает. с третьего раза вроде удалось. вот я и думаю: а может быть, причина того, что "товарищи не понимают" - еще и в больной печени, в пищевых добавках, в неправильном образе жизни? я серьезно, кроме шуток. наверняка и наше нездоровье - немаловажный фактор. и это не тонкий намек на толстую укоризну: от нихже первый есь азм, как говорится. но ведь это известный факт христианской науки под названием "аскетика" (в ней многое перекликается с медициной): хочешь молиться в-нимательно (и по-нимательно) - позаботься о воздержании. в частности, разгрузи печень доступными средствами, чтобы она на мозг не давила. так что, ничего не скажешь: проблема понимания - оочень комплексная проблема... :)
 
а ведь следующая стадия - это когда непонятно уже на русском даже. то есть, вроде все слова понятны, но, что называется, "картинка плывет". и сие предвосхищая, комиссия Межсоборного присутствия по вопросам церковного искусства глаголет: Синодальный перевод Библии непонятен, нужны новые. (мне в том документе особенно понравилось, как умело, как красиво "переводят" сами члены Комиссии Павлово "время искупующе": прямо бери и вноси правку в библейский текст - любо-дорого!)
 
однако, к нашей радости и духовной пользе, есть и другие пути к пониманию, чем перевод. хотя и они, разумеется, требуют внимания и терпения. 
 
как разбогатеть? )

 
 
 
saag: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] ser_serg at С Пушкинским днём!
Сегодня - День Солнца русской поэзии!

Хочется пожелать всем читателям: побольше светлых лучей этого Солнца. Пусть эти лучи согревают вас и не дадут собраться над вашими головами облачкам и тучам невежества и безвкусицы!
С праздником! )
saag: (нищий поэт)
(Milan 1968; СПб. 2004)

из Предисловия:
с. 20
... Коммуникация существует не потому, что что мне все известно, но потому, что есть вещи, МНЕ НЕИЗВЕСТНЫЕ. И не потому, что я есть все (как Бог), а потому, что я не Бог. То, что составляет меня как человека, так это то, что я не Бог, это моя отделенность от бытия, моя ненаделенность полнотой бытия.
Человек должен мыслить и сообщать и вырабатывать свой подход к реальности, потому что он ущербен и обделен. Он наделен обделенностью. Он и есть эта нехватка, рана, beance, Зияние. <...>
с. 21
<по Хайдеггеру,> язык - это язык Бытия. Бытие говорит через меня посредством языка. Не я говорю на языке, но меня проговаривает язык.
Идея Бытия, к которому мы имеем доступ только через язык, у Хайдеггера просматривается совершенно очевидно, идея языка, который не во власти человека, потому что не человек думает на каком-то языке, но язык мыслит себя в человеке. И именно плетения языка (курсив везде мой - saag) передают особые отношения человека с бытием.
с. 22
<...> По Хайдеггеру, "значимость мысли сообщает... не то, что она говорит, но то, о чем она умалчивает, выводя это на свет способом, который нельзя назвать высказыванием".
... Хайдеггер напоминает нам о том, что вслушиваться в текст, видя в нем самообнаружение бытия, вовсе не означает понимать то, о чем этот текст говорит, но прежде всего то, о чем он не говорит и что все-таки призывает (т. е. призывает к обнаружению, к раскрытию Бытие - saag)...
с. 23
"Говорить" <у Хайдеггера> превращается в "позволить-встать-перед" (как позволил Христу Предтеча - "глас Словесе"? - saag) в смысле "совлечь покровы", "позволить явиться", а "мыслить" понимается как "озаботиться" и "преданно охранять". Язык дает явиться тому, что мышление должно беречь и пестовать, не насилуя, не выпрямляя в сковывающих и умерщвляющих дефинициях. И то, чему он позволяет явиться и что берет под охрану, это То самое, что притягивает к себе всякое высказывание и всякое мышление, позволяя им быть.
saag: (Default)
не хотел писать пока. трудное времечко. лежу болею, а в перерывах служу. (слава Богу, спасающему души наши!)
но вспомнил одну давнюю дискуссию в [livejournal.com profile] ru_etymology . она оказалась довольно забавной, так что никому не посоветовал бы читать там все комментарии, особенно в эти великие дни. так, модераторы сообщества отметились, проставив к записи смешные теги. филологи - они ведь тоже люди, со своими немощами, да-да - представляете себе?! :)

мой вопрос был в чем: не являются ли слова "распяти" и "пятница" однокоренными? сам понимаю, что здесь может пахнуть и славянским гиперборейством, и задорновостью, и мало ли еще чем... но вот правда, стало любопытно: а вдруг так таки вышло?
в основном комментарии сводились к следующему: еда и ты от Галилеи еси? поиди почитай Фасмера и узнай, что связи там - "точно", "на самом деле" - нет никакой.

впрочем, трое или четверо отнеслись ко мне лояльно.
и только один - дал утвердительный ответ, причем вполне убедительный и исчерпывающий:

индоевропейский корень PIE со значением
"плести, закреплять, фиксировать" >
.........................................................................>пяти>...>распинать
.........................................................................>пята...
........................................
.................................>пясть, кисть >...>число пять (по числу пальцев в пясти).

вот такие чудесные совпадения Бог и в языке устроил - для нашей радости.
saag: (Default)
уважаемый [livejournal.com profile] overtakenbyjoy  по случаю подарил мне ссылку на статью [livejournal.com profile] anglus.
адрес приведенной мною ссылки - не единственный ресурс, где статья оказалась опубликована. но я предпочел именно этот адрес.

представленный в статье устаревший метод анализа художественного текста необходимо подвергнуть благочестивой должной критике. иначе так и будет: "еще в XIX-м веке умнейшие люди понимали, что..." - и т.д.
едва ли уважаемых господ "физиков" устроило бы требование применять для простоты в своих научных трудах термины "корпускула" и "эфир". но вот о слове рассуждать - что же может быть проще и невзыскательнее! будто наука о языке вовсе застыла с позапрошлого века (по крайней мере, в части истории языка, а главное - в части анализа поэтического текста)!

"отруби топором и выброси все тебе непонятное" - таков, как видно, девиз сегодняшних "микеланджело".
но кий Исаия остановит глухоту сию, аще не всех Бог?..
saag: (Default)
решил немножко поработать наборщиком. поперепечатываю кое-что из замечательной книги: Николаева Т. М. "Непарадигматическая лингвистика. (История "блуждающих частиц"). - М.: Языки соавянских культур, 2008. - 376 с. - (Studia philologica).
делаю это прежде всего для себя - для работы в дальнейшем понадобятся цитаты оттуда. но заодно - может оказаться полезным для интересующихся языком и - с другой стороны - наукой о языке. 
рассуждения автора о последней имеют, на мой взгляд, прямое отношение к теме языка Церкви, столь популярной в самых широких кругах церковной и околоцерковной общественности. (часть текста пустил мелким шрифтом - можно пропустить при чтении для облегчения.)

Предисловие книги - фрагменты )
saag: (Default)
дискуссии о языке Церкви в жж неизменно приводят соответствующие постинги к топовым значениям комментов. (о как сказано!)
это, в частности, показывает, что вопрос о богослужебном слове заметно выделяется из группы проблем других церковных искусств: архитектуры, иконописи, музыки. слово молитвы - это собственно бого-словие. хотя и все перечисленное - тоже богословие: в красках, в камне, в музыкальных созвучиях... но слово не просто имеет отношение к молитве. оно само - молитва. и потому судьба языка Церкви максимально живо волнует всю братию.

возлюбленный о Господе [livejournal.com profile] rev_agafangelos с присущей ему искренностью задается вопросом о статусе церковнославянской традиции в Церкви. то, как он это делает, меня, однако, не радует.
позиция о. Агафангела такова (пусть меня поправят, если не так):
то, что в ЦСЯ непонятно сегодня человеку, входящему в храм, должно быть подвержено русификации с максимальным сохранением "высокого штиля". "Я не ратую за буквальный, немедленный, 100%-й перевод всего подряд на базарный разговорный язык. Конечно, богослужение это всегда "высокий штиль". Прошу это иметь в виду".

на первый взгляд, вполне здраво. однако, критерий "непонятности" крайне субъективен.
"Произнесение в прошении о храме "входящих в него" - лучше, чем "вонь" и т. п" - утверждает мой оппонент. означает ли это желательность исправления только в указанном тексте или же совершенный отказ от комплекса местоимение+предлог "во-нь" (где "нь" = "и" (он), откуда "и-же", "по-не-же" ("не"=оно))? если исправлять везде, не повлияет ли это на красоту слога? (о значении красоты богослужебного текста - после, пожалуй, отдельным постом.)

"Сей день, иже сотвори Господь: возрадуемся и возвеселимся вонь". так - в дониконовском тексте псалма.
никоновскими справщиками было внесено изменение: "Сей день егоже сотвори Господь...", однако оставлено в прежнем виде: "возрадуемся и возвеселимся вонь". отчего так? означает ли это, что не только в XVII веке, но и после - при Елисавете, и в XIX столетии, когда тексты продолжали редактироваться - это самое "вонь" было пока еще понятным, а теперь перестало быть. когда именно и в связи с чем?
давайте попробуем: "Сей день егоже сотвори Господь: возрадуемся и возвеселимся в него". и если вам такой вариант нравится, то дальше можете не читать: бесполезно.

для тех, кто читает дальше. как правило, в число примеров безболезненной русификации сходу попадает пара живот / жизнь. Действительно, каждым из этих слов в ЦСл текстах переведено греческое [zoИ]. прецедент исправления "живота" на "жизнь" известен: "воскресл еси тридневный Спасе, даруяй мирови жизнь" (воскресный тропарь, гл. 1). в октоихе XIX века - еще "живот". и ничего же страшного!
в светлые дни Пасхи хочется спросить: многие ли из радеющих о "теории разумной русификации" пробовали петь пасхальный тропарь с аналогичной заменой? (членов известных общин, где издано уже много килограмм богослужебных книг на чисто русском языке, прошу не беспокоить: в вашей отчаянной решительности я и так не сомневаюсь). смею надеяться, что желающих спеть: "... и сущим во гробех жизнь даровав" - немного. а отчего же, собственно? каков критерий "здесь можно, а там лучше не надо"? что мешает? в данном случае - одно: некрасиво! и это не просто какой-то "эстетический принцип", нет. это нечто большее, куда более важное, чем просто "красивости, когда и так не до жиру".

о. Агафангел спрашивает общественность:
"Является ли традиция употреблять для молитвы средневековый специализированный диалект древне-славянского, - вечной, непреходящей традицией, не подлежащей изменению, или вопрос, на самом деле, больше эстетический и человеческий (т.е. преходящий и изменяемый)?"

корректно ответить на этот вопрос, выбрав одно из "или" попросту невозможно:
1. ЦСЯ не является "средневековым специализированным диалектом древне-славянского". это определение откровенно, кричаще неграмотно. но вопрос о термине и не стоит: он уже задан как часть условия задачки, так что проглоти - и думай над ответом. углубляться в прения - значит проиграть психологическое преимущество в полемике: ну вот, де, к словам цепляемся, а по существу ответить - слабо?
2. упростив форму вопроса, получим: "традиция употреблять ЦСЯ является ли вечной, непреходящей, или вопрос больше эстетический и человеческий?" положение А: является ли традиция непреходящей? - это лишь будущее покажет. до сего дня - не преходила. положение Б: здесь сразу возникает новое недоумение. "больше" - чем что?? и насколько "больше"? этот встречный вопрос - совсем не праздный. не хочется вспоминать книгу Анны Даниловой (не помню ее юзер-нэйм в жж) "Манипулирование словом в СМИ". не хочется, поскольку ни минуты не сомневаюсь в искреннем стремлении о. Агафангела доискаться правды Божией. однако налицо вот что: позиция А - та, к которой уважаемый собрат оппонирует. позиция Б - по-видимому, его собственная. так неужели именно поэтому А выражено крайне категорично: "вечное, непреходящее", в то время как Б - располагающе-смягченно: "больше эстетический, человеческий вопрос"?? то есть мы не отрицаем всего того значения и т.д. и т.п., а это вот "они" отрицают все на свете вплоть до Евангелия, ставя на место святое - разумное, доброе, вечное - единственно полюбившийся "им" "средневековый диалект".

такая трактовка искажает реальную позицию, по крайней мере, большинства из тех, кто высказывался полемически в комментах к рассуждениям о. Агафангела о языке богослужения (например, здесь и здесь). писать столь подробно и напористо меня побуждает именно данное обстоятельство. я убежден, что внимательное отношение к оппоненту - основа всякого питательного обеда продуктивного спора. я не раз предлагал дорогому батюшке различные авторитетные тексты о важности бережного отношения к святыне ЦСЯ, совершенно лишенные того ригоризма и "человеческой, слишком человеческой" безосновательности, которую он склонен видеть (как мне показалось) в моей позиции по данному вопросу. но воз понимания - и ныне там.
что ж, из уважения к Вам, отче - to be continued. ибо сказано: "даждь премудрому вину - и премудрей будет; сказуй праведному - и приложит приимати".
saag: (Default)
подумалось:
среди тех, кто разошелся во странЫ земли от Вавилонской башни, были, наверное, те, кто пошел правее, и те, кто не-правее. так родился полемический дискурс.
а счастливы - те, кто вне его (до него).

Profile

saag: (Default)
saag

March 2015

S M T W T F S
1 234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 04:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios