saag: (нищий поэт)
републикую запись, которую сделал почти год назад.
немного о себе :) ... )
итак, цитаты.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] saag в Ольга Седакова. подборка цитат о природе поэзии (материал к статье)
<тогдашние свои предварительные заклички удаляю здесь>

Ольга Седакова. Четыре тома. Том 3. Poetica / М., Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2010, 585 с.

«В целомудренной бездне стиха». О смысле поэтическом и смысле доктринальном. С. 127-140:
Поэтический смысл и поэтическая плоть, то, что называют формой, в самом деле целомудренны, то есть потаенны, сокровенны. Они являются нам, не покидая при этом своей родной глубины, «целомудренной бездны», являются, не даваясь в руки, – и другими быть не могут: это не одно из «свойств» поэзии, а сама ее природа. При этом, говоря «поэзия», я имею в виду не только одну ее сторону, авторскую, то есть само создание стихов или свод уже созданных поэтических вещей, но в неменьшей мере – восприятие поэзии, опыт ее читателя и толкователя (с. 138).

Немного о поэзии. О ее конце, начале и продолжении. С. 141-146:
Разговор о поэзии <…> можно начать с любого места. И уже в этой произвольности исходной точки – один из первых уроков поэзии: урок преобразования пространства.Read more... )

Кому мы больше верим: поэту или прозаику? С. 158-165:
Высказывание поэта состоит не из слов – а из фантастической законности их явления и соединения. <…> Опровергать их нелепо – потому что в таком случае надо опровергать не смысл их, а саму их плоть, звук, место этого звука в общей звуковой цепи <...>. Эти «большие слова» не значат что-то: они просто есть что-то. И реальность их существования поражает.Read more... )

Вокализм стиха. С. 177-193:
Поэт соблюдает – в этом наше убеждение – причем соблюдает, по всей видимости, бессознательно – некоторые общие законы «звукоряда»: законы, нигде эксплицитно не изложенные. В неосознанности, неотрефлектированности законов стихового звукосложения – их основное отличие от элементарных правил метрики. <…> Автор, скорее всего, сам не знает, какому композиционному императиву он в этом случае подчиняется. Контролировать это движение сознание не успевает. Задание звучит так: иди туда, не знаю куда… Но ошибка на этом пути мгновенно опознается.
Read more... )
saag: (Оссиан)
у нее замечательный язык: честный и точный. наверное, можно в каком-то отношении сравнить его с языком проповедей митрополита Антония Блюма. не перестаю радоваться, что Бог дает нам такого поэта и ученого. и мне - такого учителя. пожалуй, никто не мог бы помочь мне в постоянно интересующей меня теме лучше, чем она: поэт, переводчик, филолог, знаток славянского фольклора и церковной традиции (церковнославянских текстов!). исключительно редкое сочетание знаний. моя тема - это апология церковнославянской литургической поэзии. я тысячу раз недостойный апологет, но я надеюсь с Божией помощью успеть сделать хотя бы часть от того, что мог бы, будь я подлинным рыцарем науки (как сама О. Седакова, как М. Л. Гаспаров, как новопреставленный Виктор Маркович Живов).

сейчас, после годового перерыва, готовлю статью все о том же: о столь же ошибочном, сколь расхожем пренебрежительном отношении научно- и околонаучно-церковного сообщества к церковнославянскому наследию - священному сокровищу русской (не только церковной) культуры. вернее, не так: статья, на самом деле, - это робкая попытка описания неописуемого, с трудом осознаваемого - звуковой мелодики византийских литургических текстов, к точной передаче которой стремились преславные средневековые славянские книжники в своих переводах. а ныне точность ценится другая - глухая.

здесь никак не обойтись без базового разговора о природе и исключительной миссии поэзии в мире (пусть даже никто слушать не захочет - пока возможно, надо говорить). а сегодня в России лучше Ольги Александровны об этом никто не скажет.
разыскать цитаты стоило трудов (даром что все они, кроме одной, которую уже приводил много раньше взяты из одной книги). и теперь, чтобы не растерять, я их сюда все разом и накидаю.

Ольга Седакова. Четыре тома. Том 3. Poetica / М., Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2010, 585 с.

«В целомудренной бездне стиха». О смысле поэтическом и смысле доктринальном. С. 127-140:
Поэтический смысл и поэтическая плоть, то, что называют формой, в самом деле целомудренны, то есть потаенны, сокровенны. Они являются нам, не покидая при этом своей родной глубины, «целомудренной бездны», являются, не даваясь в руки, – и другими быть не могут: это не одно из «свойств» поэзии, а сама ее природа. При этом, говоря «поэзия», я имею в виду не только одну ее сторону, авторскую, то есть само создание стихов или свод уже созданных поэтических вещей, но в неменьшей мере – восприятие поэзии, опыт ее читателя и толкователя (с. 138).

Немного о поэзии. О ее конце, начале и продолжении. С. 141-146:
Разговор о поэзии <…> можно начать с любого места. И уже в этой произвольности исходной точки – один из первых уроков поэзии: урок преобразования пространства.Read more... )

Кому мы больше верим: поэту или прозаику? С. 158-165:
Высказывание поэта состоит не из слов – а из фантастической законности их явления и соединения. <…> Опровергать их нелепо – потому что в таком случае надо опровергать не смысл их, а саму их плоть, звук, место этого звука в общей звуковой цепи <...>. Эти «большие слова» не значат что-то: они просто есть что-то. И реальность их существования поражает.Read more... )

Вокализм стиха. С. 177-193:
Поэт соблюдает – в этом наше убеждение – причем соблюдает, по всей видимости, бессознательно – некоторые общие законы «звукоряда»: законы, нигде эксплицитно не изложенные. В неосознанности, неотрефлектированности законов стихового звукосложения – их основное отличие от элементарных правил метрики. <…> Автор, скорее всего, сам не знает, какому композиционному императиву он в этом случае подчиняется. Контролировать это движение сознание не успевает. Задание звучит так: иди туда, не знаю куда… Но ошибка на этом пути мгновенно опознается.
Read more... )
saag: (Оссиан)
из френдленты:

– Как спасти искусствоведение в эпоху тотальной прагматики?
– Может, лучше уничтожить тотальную прагматику, чем уничтожать искусствоведение?
:)

 
saag: (нищий поэт)
иной ритор, о чем бы ни говорил, в радости ли, в горе - всё будто срамит кого-то, бранит, упрекает. слушать такого тяжело. потому люди и называют его: _оратор_ :)
saag: (нищий поэт)
зашел в [livejournal.com profile] ustav и встретил это. отголоски начала "второго крещения Руси". радость и ностальгия охватили меня. 
мой комментарий там не соответствует тому, к чему я сам привык, к моей обычной пастырской практике. но соответствует тому, что действительно осознал буквально накануне: почему так предпочитали делать многие наши пастыри - практикуя "общую исповедь".
продолжая в который раз переслушивать альбом "Аквариума" "Архангельск", сегодня прочел у пастыря с совсем другим социальным анамнезом такую мысль о старчестве и связанной с ним (в нашем обыденном сознании) идеей подробного исповедального разговора:

Но ведь и это призвание, если всерьез принять все то, что мы о старчестве знаем, совсем не в этом вот интимном духовничестве, не в объяснениях и разрешениях проблем, а в том же явлении самой реальности. И потому так опасен псевдостарец, столь расплодившийся в наши дни и сущность которого в духовном властолюбии. На это псевдостарчество толкает сама система, делающая из каждого священника "духовника" и маленького "старца". В Православной Церкви почти уже нет монахов, которые бы не считали своим священным долгом через два года после пострига писать трактаты об Иисусовой молитве, о духовности и об аскетизме, учить "умному деланию" и т.д. Нет и священников, которые бы не считали себя способными в пять минут разрешить все проблемы и наставить на путь истинный... (ну, в наше-то время человек шагнул далеко вперед: речь уже не о монахе или священнике с двухлетним стажем, а о жж-юзере со стажем в год, от силы... - saag)
Лично я вообще бы отменил частную исповедь, кроме того случая, когда человек совершил очевидный и конкретный грех и исповедует его, а не свои настроения, сомнения, уныния и искушения. А что же делать соо всеми этими обычными "состояниями"? Я убежден, что подлинная проповедь есть всегда (о чем бы она ни была) одновременно и ответ на них, и их исцеление. Ибо она всегда есть проповедь о Христе, а все это "снимается" только Христом, знанием о Нем, встречей с Ним, послушанием Ему, любовью к Нему. Если же проповедь не есть все это, то она и вообще не нужна. И сила ее в том, что подлинный проповедник и к себе обращает проповедь - на свое уныние, маловерие, теплохладность и т.д. И что же к этому могут прибавить разговоры? 

не могу сказать, что готов бы совершенно отменить частную исповедь на вверенном мне приходе. не то. просто сейчас не готов и к общей исповеди относиться - как бывало в годы былой блаженной юности - как к безусловной скверне или профанации. все дело в меленьких различиях (с).
saag: (Оссиан)
снова опоздал посмотреть «Раскол». эх. буду искать в сети. как и последующее знаменательное и очень интересное обсуждение (его частично застиг).
теперь новости культуры. Казарова (кажется, так), оперная певица из Болгарии гоговорит в каком-то фрагменте интервью:
«Доброта уйдет. Не знаю, как в России, а в мире ее почти уже нет».
говорит мало не со слезами...
saag: (Оссиан)
рассуждая, для чего Христос говорил притчами, блаж. Фефилакт Болгарский замечает:
«Мы, люди, обыкновенно более занимаемся прикровенными речами, и на ясные мало обращаем внимания». Он, собственно, развивает мысль Иоанна Златоуста: «Притча отличает слушателя достойного от недостойного; достойный старается узнать смысл сказанного, а недостойный оставляет его без внимания. Прикровенная речь вообще может сильно побуждать к исследованию». (ой, как неполиткорректно...)

по-моему, очень полезно помнить эту мысль в связи с т. н. проблемой понятности богослужебных текстов.
именно такая логика, кстати, очень понятна детям. они не любят, когда взрослые, читая вслух, каждое слово стараются разъяснить: не остается места ничему таинственному. не так давно цитировал про такое из книги Корчака "Когда я снова стану маленьким". про то же писала нам как-то о своей дочери наша старинная подруга И. Лаппо, живущая в Польше (дочка сказала, что у католиков на службе ей неинтересно, потому что все слишком ясно). знаю и по собственному родительскому опыту про такое.
saag: (Default)
via [livejournal.com profile] katerok18 
""Очевидно, культуре говорить предшествует культура молчать, культура думать, культура слушать. Не о чем молчать – не о чем и говорить. Некого слушать – не о чем и спорить". - из статьи Андрея Ткачева. Надо подумать".
saag: (Default)
цитата из выступления на конференции, посвященной Аверинцеву ("Сергей Сергеевич Аверинев: христианский гуманизм").
описывая мысль Аверинцева о творческой (т. е. смыслопорождающей, собственно, "словесной") природе человека:

"Отказываясь от «высокой», «сложной» культуры, мы получим не «естественного» внекультурного человека – а человека, принадлежащего некачественной культуре. И вовсе не более «простого», а куда более сложного и запутанного, поскольку некачественная культура очень сложна, она строится не на ясном основании, у нее нет несущих конструкций; она представляет собой систему подпорок, которые держат друг друга. Снаружи это не слишком приглядно, а внутри просто опасно".
saag: (Default)
[livejournal.com profile] fromnazareth написал забавный текст про постмодернизм. не бесспорный только в частностях и только потому, что написан, видимо, в спешке.
тоже в этом уверен: постмодернизм доводит культуру до предела, дальше которого некуда двинуться - этот путь пройден. и остается только прыгнуть выше головы - к качественно иной модели. к новому / хорошо забытому старому. это шанс для новой жизни канонической культуры.

можно сказать, что постмодернизм - это уже начало воспоминания о каноне (с его анонимностью, мифологичностью, не-отлитостью выверенных по линейке парадигм), только "без царя в голове". благодаря постмодерну место в голове на сегодня свободно, и есть - пусть совсем небольшая - надежда, что оно не превратится в рекламное. демоны "масс-мидия" непременно попытаются этот, возможно, единственный плод постмодернистской игры переварить и осесть в "пусте месте" насовсем.
но добрый шанс все-таки есть.

в означенном тексте больше всего понравилось вот это:

"...как справедливо заметил Хорхе Луис Борхес, критерием художественной ценности того или иного произведения искусства, является "не наличие тех или иных достоинств, но поколения читателей...движимые непонятной преданностью" (а также--слушателей, зрителей и т.д...)."

к слову, хороший аргумент в пользу ЦСл богослужения перед многою понятностию и подобными же гипотетическими достоинствами современных русских переводов!
saag: (Default)
продолжаю цитировать (а начал здесь).
продолжаю, лишь как повод приняв "три стихотворные молитвы" и другие подобные опыты, на мой взгляд, неудачные (уже на русском языке, а не на церковнославянском),  уважаемого о. М.
сказанное Ольгой Седаковой равно относится к самой природе и к главной задаче поэзии в традиционном церковнославянском молитвословном тексте (хотя речь идет о поэзии вообще, а не только о церковной).
обратим внимание на то, что сказано здесь о "трудности", "непонятности", "непричесанности" поэзии, ее нежелании обеспечивать "слишком легкую коммуникацию" (и вспомним тот самый аргумент в пользу "такого непонятного" ЦСЯ, упомянутый недавно в коментах и названный неубедительным: "Царство Божие нудится"). в статье эта "непонятность" зовется смелостью, антиподом рутины.

О. Седакова. Искусство перевода: несколько замечаний (из сборника "Музыка", М. 2006)
с. 336 - 338:
"Во многих отношениях время текста, который собираются переводить, - прошедшее время. Но, я думаю, не во всех отношениях. Иначе текст, с которым переводчик имеет дело, - мертвый текст. И задача переводчика - найти зоны настоящего времени в своем оригинале - и дать им прозвучать в новом языке, в окружении другой традиции.
Read more... )
saag: (Default)
в коментах вновь поднялся вопрос о переводе богослужебных текстов на СРЯ, об одном из его аспектов: является ли сохранение стихотворного размера греческого оригинала средством к улучшению поэтического качества церковной молитвы?
такой вариант перевода трех молитв из молитвослова (на ЦСЯ, но в данном разрезе разницы нет) был сравнительно недавно предложен о. Михаилом Асмусом ("Вестник ПСТГУ" за 2007 год).
статья о. Михаила начинается со здравого положения, которое следует непременно учитывать всем заинтересованным в проблеме лицам:

"Во все времена и эпохи тексты записанных молитв в силу своего исключительного содержания (обращения к высшему существу) облекались в такую форму, какая бы отличала их от обыденной речи, благодаря чему есть все основания говорить о литературной стороне этих текстов". (выделено мной - saag.)
как истинный "младоклассик" по предложенной мною ранее классификации о. Михаил переводит с языка оригинала и, что важно здесь отметить, с сохранением формальных особенностей оригинальных текстов следующие молитвы: 1) из правила ко Св. Причащению (От скверных устен); из Молитв благодарственных по Святом Причащении (Давый пищу мне) и 3) из Молитв утренних (Воспеваю благодать).

цитата )
данный опыт не представляется мне удачным.
что не так? лучше поясню цитатами (здесь и далее)

[Седакова О. А. Музыка: стихи и проза / Ольга Седакова. - М.: Русскiй мiръ: Моск. учеб., 2006. - 480 с.]

из статьи "Искусство перевода. Несколько замечаний" (с. 334 - 341):

"Я не думаю, чтобы тот, кто практически занимается художественным переводом, нуждался в какой-то общей теории своего дела. Искусство перевода составляют детали и частности- в куда большей мере, чем общие
установки и принципы. Вспомнив греческие термины, можно сказать, что в этой работе действует принцип икономии, а не акривии. Любое новое сочинение и часто новая фраза - это новая задача для переводчика, и если бы кто-то объявил, что нашел некий универсальный прием или решение, мы с полным основанием могли бы усомниться в его профессионализме. Прием такого рода -просто технический трюк, позволяющий отделаться от вещи, которую вообще-то нам полагается с д е л а ть. На мой взгляд, это относится и к самим простым и общим решениям - скажем, передавать или не передавать в переводе рифму и вообще версификационную форму оригинала. И то, и другое решение может оказаться блестящим - и нелепым
". 
saag: (Default)
решил немножко поработать наборщиком. поперепечатываю кое-что из замечательной книги: Николаева Т. М. "Непарадигматическая лингвистика. (История "блуждающих частиц"). - М.: Языки соавянских культур, 2008. - 376 с. - (Studia philologica).
делаю это прежде всего для себя - для работы в дальнейшем понадобятся цитаты оттуда. но заодно - может оказаться полезным для интересующихся языком и - с другой стороны - наукой о языке. 
рассуждения автора о последней имеют, на мой взгляд, прямое отношение к теме языка Церкви, столь популярной в самых широких кругах церковной и околоцерковной общественности. (часть текста пустил мелким шрифтом - можно пропустить при чтении для облегчения.)

Предисловие книги - фрагменты )

Profile

saag: (Default)
saag

March 2015

S M T W T F S
1 234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 11:41 am
Powered by Dreamwidth Studios